Право на оружие — основное отличие Человека от раба
Get Adobe Flash player

Секреты уникального оружия: как создавался сверхточный пистолет ПЕ-10.

В России выпущено новое оружие для практической стрельбы (IPSC) – спортивной дисциплины, «взятой на вооружение» силовыми ведомствами для совершенствования стрелковой подготовки сотрудников. Пистолет Ефимова ПЕ-10 – это полностью отечественная разработка, призванная заместить импортное оружие в условиях санкций.

Созданный под мощный патрон 10х22 миллиметра, пистолет отвечает всем современным требованиям, предъявляемым к этому классу оружия. При этом ПЕ-10 стоит дешевле зарубежных конкурентов, не уступая им ни в точности, ни в надежности. О том, как создавался пистолет, «Звезде» рассказал его конструктор Евгений Ефимов.    
 
– Почему Вы взялись за конструирование пистолета, какой был опыт?

– Оружием увлекся еще в школе. Отец у меня фронтовик, он много про него рассказывал. Меня в детстве как мальчишку это очень занимало. Я знал, например, в каком музее Питера какой пистолет лежит. Постепенно заинтересовался внутренним устройством. Когда поступил в Военно-космическую академию имени Можайского, занялся пулевой стрельбой. Там не было ничего, кроме старых «Марголиных», с этими пистолетами можно было показывать результат, но не на уровне чемпионата России. Приходилось что-то изобретать, переделывать – схемы взведения, отката, компенсаторы, рукоятки. С модернизированными таким образом «Марголиными» второразрядники выполнили норматив кандидатов в мастера спорта. Также занимался пневматическим оружием и имел авторские свидетельства.

– Когда Вы оставили «мелкашку» и занялись разработкой оружия под «боевой» калибр?

– В 1990 году, после окончания курсов «Выстрел» в Москве. Я понимал, что пистолет Макарова уже устаревает. Связался с Главным ракетно-артиллерийским управлением (ГРАУ), чтобы узнать требования к перспективному армейскому пистолету. А мне говорят: молод ты еще. Я тогда совсем юным майором был. Ну, со временем этот недостаток исчез. Однако первые наметки именно тогда были сделаны – эскизный проект боевого пистолета под макаровский патрон 9х18 миллиметров. Правда, он оказался никому не нужным, одиночке очень сложно пробиться.

– Но Вам удалось?

– Да, в 1999 году, когда я занялся практической стрельбой, появились связи, возможности. В 2005 году на предприятии в Туле мы изготовили пистолет под патрон 9х19 миллиметров Luger – ПЕ-9. По точности он показал неплохой результат. А вот по живучести не очень, около 10–12 тысяч выстрелов, так как узел запирания я спроектировал слишком маленьким. Однако дальнейшие работы пришлось свернуть, потому что в 2006 году в качестве спортивного оружия были сертифицированы пистолеты Glock и CZ – они хлынули на российский рынок. Конечно, серийная импортная продукция была дешевле того, что мы на заводе вручную фактически делали. Так что проект умер, всего 15 пистолетов собрали.

– Спустя десять лет Вы к нему вернулись?

– Да, спасибо санкциям. Импорт к нам практически не поступает, а изношенность имеющегося оружейного парка составляет уже порядка 80%. Начинают «сыпаться» эти пистолеты. Естественно, возникло желание возобновить отечественное производство. Так что я спроектировал ПЕ-10 с учетом выявленных недостатков ПЕ-9 и под другой патрон – .40 Smith&Wesson (10х22 миллиметра).

Слабым местом прошлого пистолета был узел запирания, а также частые «затыки» из-за того, что механизм не выбрасывал гильзы. К настоящему моменту из двух ПЕ-10 сделано уже 13 тысяч выстрелов – и всего только три задержки. То есть пистолет получился очень надежный. Что касается точности, если стрелять с рук на десять метров и не торопиться, 50 пуль «лягут» в кружок 2,5–3 сантиметра, а на 50 метров спокойно попадаешь в тарелочку диаметром 12 сантиметров.

– В России выпускается патрон .40 Smith&Wesson?

– Да, его делают в Туле, Ижевске и Ульяновске.

– Чем ПЕ-10, мощный и скорострельный, отличается от боевого пистолета? Почему бы не вооружить им силовиков?

– Размером и весом прежде всего. Пистолет весит 1,2 килограмма – я бы мог его немного облегчить, но все равно это слишком тяжелый для «войны» пистолет. Плюс требуется пройти гамму государственных испытаний: боевое оружие замораживают, устраивают ему песчаную бурю, словом, всячески мучают. Кроме того, наши военные требуют самовзводный ударно-спусковой механизм, а я, честно говоря, недолюбливаю самовзвод. То есть задачи совершенно разные у спортивного и боевого оружия.

– В последние годы появилось много новых пистолетов – ГШ-18, «Ярыгин», – однако особого признания они не вызвали. Как Вы считаете, почему?

– Никто из российских создателей стрелкового оружия сам не является профессиональным стрелком, вот в чем дело. В конструкторе должны сочетаться три основополагающих качества. Он должен быть образован, понятно. Потом нужно быть мастером спорта по стрельбе, это как минимум. Только практик понимает все нюансы, из которых складывается по-настоящему удачный образец.

Все-таки техническое задание на оружие – это сухие цифры. Вот, например, бильярдный кий и швабра: технически и то и другое – палки. Однако одной можно играть, а другой нет. То есть играть-то можно и шваброй, но вот выиграть нельзя. Наконец, эстетическое чувство. Красивое инженерное решение, как правило, оказывается оптимальным. А отечественные государственные производители обеспечивают потребности силовых структур, и делают это вполне успешно.

– Что произойдет с ПЕ-10, если санкции будут отменены?

– Он все равно дешевле зарубежных конкурентов или соизмерим по цене, даже сейчас, при малой партии. Будут увеличиваться объемы, будет падать цена. Моя мечта – продавать спортсменам два ПЕ по цене одной «Чизетты». В калибре 9х19 и .40 Smith&Wesson. Однако совсем бросовых цен ждать не стоит, поскольку мы ориентировались на выпуск высококлассного спортивного оружия. В ближайшее время пистолеты примут участие в соревнованиях. По результатам этих выступлений можно будет делать выводы и строить дальнейшие планы.

– ПЕ-10 рассчитан на внутренний рынок или у Вас есть экспортные планы?

– Интерес к нашей продукции уже проявили некоторые зарубежные производители. Так что не исключаю того, что оружие будет поставляться на экспорт, а может, и производиться за рубежом. Но до этого еще далеко.

– Насколько сложно заниматься разработкой оружия в России, будучи частным лицом?

– Разрабатывать можно что угодно, хоть ядерный фугас на бумаге рисуй. Другое дело, как воплотить изделие в «железе». У нас нельзя сделать пистолет в гараже, это уголовная статья. Так что приходится заранее все просчитывать, а затем получать лицензии, обеспечивать производственные мощности и условия хранения в соответствии с законодательством. Сложно, но возможно.

– Достаточно ли в России энтузиастов стрельбы, чтобы выпускать для них пистолет?

– Россия – это самый быстро развивающийся регион в мире по стрелковому спорту. К настоящему времени в федерации IPSC числится более 40 тысяч человек. Не говоря уже о силовых структурах: практической стрельбой занимаются офицеры ФСБ, МВД, УФСИН, регулярно проводятся ведомственные соревнования.

Можно сказать, что это и есть становление оружейной культуры, о которой так много говорится. Потому что стрелок IPSC – образец для подражания в плане безопасного обращения с оружием. Кроме того, практическая стрельба – это большое подспорье в деле укрепления обороноспособности страны, она подходит как тем, кто собирается пойти в армию, так и действующим военнослужащим.

 
Автор: Алексей Сивашенков
Июнь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930